В афише воронежского театра драмы появилось новое название

В афише воронежского театра драмы появилось новое название
Художественный руководитель Воронежского академического театра драмы им. Кольцова Владимир Петров поставил комедию Эдмона Ростана «Романтики». Журналист редакции побывал на предпремьерном показе нового спектакля.

Легкая комедия со счастливым концом

Широкой публике Эдмон Ростан, возможно, известен по пьесе «Сирано де Бержерак» с влюбленным романтическим поэтом – благородным героем, до конца остающимся верным своей Прекрасной даме. Сам же Ростан с его неоромантизмом оказался не очень ко времени. На исходе девятнадцатого века это направление выглядело уж слишком оторванным от жизни.

Ситуацию, когда благодаря навеянным романами фантазиям молодые влюбленные становятся легким объектом для манипуляций, Ростан и описал в «Романтиках», перенеся трагический сюжет «Ромео и Джульетты» в будничную обстановку.

Это комедия – добрая, легкая, со счастливым концом, но и с глубоким смыслом – к финалу становится понятным, что любят и страдают юные герои по-настоящему.

Акцент на внешней эффектности

Сценографическое решение Анны Федоровой представляет собой приподнятую подвижную конструкцию с несколько замысловатыми конфигурациями сверху, которые могут обозначать что угодно – облачка, стрелы амура, драматичные зигзаги судьбы и прочее. Пьеса Ростана не очень рифмуется с геометрией, но такое решение дало необходимую для этого материала вертикаль, мобильность, да и большее пространство для выстраивания мизансцен.

Основной акцент постановщики сделали на комедийности сюжета и внешней эффектности. В спектакле нет драматизма и глубины, но много пластики, громкой музыки, почти концертных номеров. Да и сам язык постановки явно тяготеет к эстрадности. Скажем, диалоги между отцами юных героев Бергаменом (Денис Кулиничев) и Паскино (Роман Слатвинский) порой производят впечатление эстрадных реприз за счет того, что построены на одной краске. Это обедняет образы, но, видимо, добавляет юмора. Ну а в финале спектакль вообще выходит на мощное ревю.

Хитросплетения и повороты

Несколько слов о сюжете. Юные Персине (Егор Козаченко) и Сильвета (эту роль исполняют Мария Щербакова и Милена Хорошко, я видела Марию Щербакову) влюблены друг в друга. Они росли вместе, их дома разделяет кирпичная стена и ненависть отцов. В таких обстоятельствах они, конечно же, мыслят себя Ромео и Джульеттой, и во многом именно это укрепляет их чувства. Но на деле все оказывается гораздо прозаичней. Бергамен и Паскино чуть ли не с момента рождения своих детей только и мечтали о том, чтобы их поженить и хитроумно интриговали, укрепляя веру Сильветы и Персине в исключительность их судьбы. А дальше следуют сложные сюжетные хитросплетения и неожиданные повороты.

Без театра жизнь скучна

Главным двигателем происходящего, ловким постановщиком, устроившим сначала «героическое спасение» Сильветы, а затем, когда сюжет завернул не в ту сторону, «излечившим» Сильвету от романтических фантазий, является Страфорель (Дмитрий Гусев). Эта фигура становится центральной в спектакле с первого же появления, когда презентует возможности своей труппы. Досадно, что эту яркую сцену портит избыточность. Получается наложение «картинки на картинку», одной сцены на другую. Нарушается баланс и зрителю приходится либо следить за Страфорелем, либо за тем, что происходит за его спиной, к тому же громкость массовки его просто заглушает. Что, повторюсь, обидно, потому что сцена по-настоящему театральная и яркая. Да и Дмитрий Гусев ведет эту роль свободно и уверенно, демонстрируя актерские возможности – свои и персонажа. Ведь Страфорель – актер и режиссер, человек театра, способный творить миры и всячески преобразовывать действительность. Возможно, это один из посылов спектакля – без театра, игры жизнь не только скучна, но и невозможна.

Отсюда такое внимание к массовым сценам, которые, пожалуй, самые удачные в спектакле. Особенно сцена боя, поставленная Андреем Меркуловым. Она происходит на двух уровнях – верхней и нижней площадках сцены, удачная композиционная простроенность дает нам и общую картину похищения, и крупный план центрального события, когда Персине пронзает похитителя, которого изображает Страфорель, шпагой (что тоже всего лишь игра). Надо сказать, что занятые в этой, а также танцевальных сценах молодые артисты театра демонстрируют хорошую форму и пластичность (хореограф Игорь Болдышев). Хотя, возможно, и не следует очень увлекаться сложными, почти балетными элементами, в особенности поддержками. Безупречно чистого, к тому же синхронного исполнения этих элементов драматическим артистам добиться сложно. Ну, а впечатление, понятное дело, страдает.

А где же любовь?

Театральность, невсамделишность происходящего подчеркивают и костюмы Натальи Войновой. Особенно гротесково-карикатурные у Персине и Сильветы, воображающих себя Ромео и Джульеттой и до поры не ведающих, что являются всего лишь персонажами чужой игры. Прием понятен и интересен, но, кажется, до конца не выдержан. Отсюда порой возникает ощущение случайности и некоторой разномастности в подборе костюмов.

Комедия комедией, но мы вправе задаться вопросом: а что происходит между главными персонажами? Что за чувство их связывает? И от чего их «излечили» открывшиеся обстоятельства? А это важный и актерски сложный момент для исполнителей. С их героями происходят важнейшие трансформации: разочарование и обида, ощущение себя посмешищем и, наконец, осмысление всего на новом уровне, понимание, что и обыденная жизнь может нести в себе много ценного, по-настоящему высокого и волнующего. Пока об этом можно судить в большей степени по тексту, произносимому актерами, а не по нюансам игры. Хотя к финалу в образе Сильветы появилась эмоциональная наполненность, проявилось не только чувство, но и его глубокое осмысление героиней. Ведь пьеса далеко не примитивна, представляет собой довольно сложную конструкцию, предполагающую тонкую игру со зрителем.

Успех у зрителей точно будет

В целом спектакль довольно эклектичен. В данном случае в этот термин я не вкладываю ни негативного, ни позитивного смысла. Просто составляющие его части – сценография, костюмы, способ актерского существования и эстетика вставных номеров существуют как-то автономно, не складываясь в единое целое.

И если говорить о художественной ценности спектакля, на мой взгляд, она невелика. А вот успех у зрителей можно смело прогнозировать. Во-первых, потому, что нынешнему воронежскому зрителю, если судить по стоячим овациям после каждого представления, нравится решительно все. А во-вторых, спектакль имеет свои достоинства: он легкий, смотрибельный, да и ловко закрученные перипетии сюжета не позволят зрителю заскучать.


Источник: gorcom36.ru


Нет комментариев. Ваш будет первым!