Писатель Александр ЛАПИН: «Историю не делают в белых перчатках»



18:10
186
Писатель Александр ЛАПИН: «Историю не делают в белых перчатках»

Узнав о тематике моей следующей книги, многие спрашивают: «Почему взялся за роман о сталинских временах?». А ещё больше удивляются, услышав его рабочее название: «Секс и бомба Лаврентия Берии».

В чем причина моего интереса?

Во-первых, эта линия укладывается в общий замысел романа-эпопеи «Русский крест». Он охватывает промежуток с 1960-х, когда родились мои герои, до сегодняшнего времени – завершается сага недавно вышедшей «Книгой живых». Но для полного понимания всего, что случилось с ними и страной за тот период, важно показать, что ему предшествовало.

А вторая причина касается нас всех. Мы никак не можем уместить в голове собственное прошлое. 70 лет при советской власти. Что за эпоха? Без внятного понимания, дальше идти не сможем. И это осознание грызло меня долгие годы.

Сам я интересовался историей. Много читал. Но так и не пришел к однозначным выводам. Посмотришь телевизор или послушаешь споры в литературной тусовке – постоянно видишь людей на разных позициях.

С одной стороны – сталинисты. С образом прекрасного вождя, которого оболгали. А вместе с ним оплевали наше славное советское прошлое. С другой – те, кто считает Иосифа Виссарионовича кровопийцей и всех его приспешников – такими же упырями.

В результате русский человек спустя почти сто лет после создания СССР находится в раздвоенном сознании. Советское время – это счастье, великая эпоха и рай земной? Или провал страны и позорные страницы, которые привели к краху в 1990-е?

Мне лично не хочется попадать ни в стан коммунистов, воспевающих то время. Ни к «либералам», которые его проклинают.

С каких позиций оценить советское прошлое?

Давайте посмотрим на него с точки зрения духовной эволюции русского народа. Но для начала нужно осознать: такая эволюция не идет прямолинейно. На всем протяжении истории люди то возвышались до культурных высот, то падали – порой на самое дно.

Если говорить о культурных достижениях нашего народа, то пик их, по моему мнению, пришелся на  XIX  столетие. Здесь вам и великая литература: Пушкин, Тургенев, Достоевский, Толстой… И подъем христианских чувств: православие, самодержавие, народность. А вот начало  XX  века считаю эпохой одичания. И не только у нас.

Почему? Началось с того, что появились новые виды оружия. Дальше не заставила себя ждать Первая мировая. А большая война привела к деградации всех народов, которые в ней участвовали. Когда миллионы учатся убивать, грабить и насиловать – это неизбежно низвергает в духовную пропасть.

Если бы знал Лев Николаевич, в конце жизни проповедовавший непротивление насилию, что уже через четыре года после его смерти людей будут как клопов травить газами. Или косить пулеметами как траву. А цивилизованные страны, забыв свои культурные достижения, начнут восхвалять эту мясорубку. Что бы он сказал?

Одичание продолжалось и у нас. Тем более Россия только пережила революцию 1905 – 1907 годов и еще не успела отмыться от крови. Исконно крестьянская страна и без того была не слишком окультуренной. «Прослойка» интеллигенции – тоненькая. Рабочий класс – мизерный. А здесь за одной трагедией следует другая. Потом и вовсе – нравственная катастрофа: 1917-й и война гражданская. Где уж тут думать о моральных высотах. Не случайно Максим Горький мечтал, что народятся новые люди, а таких, мол, нам не надо.

И вот здесь мы подходим к главным действующим лицам. Ленин, Троцкий, Сталин… И герой моего нового романа Берия.

Кто они были?

Будем честны. Люди без корней. Без религии. Голые прагматики. А цель созданной ими РСДРП – захватить власть и установить свою диктатуру. По своему составу и методам сегодня она встала бы в один ряд с наиболее экстремистскими группировками. И сразу была бы объявлена вне закона.

Тот же Сталин лично участвовал в экспроприациях. «Грабил награбленное» (во время организованного им тифлисского экса погибли трое). Человек из самых низов. Отец – сапожник. Мать занималась поденщиной: стирала белье соседям. Сам – недоучившийся семинарист. По понятиям обывателей, бродяга и бандит, который постоянно сидел в тюрьмах.

В целом пример очень типичен. Кто был ничем… О том, что представляли собой люди, которые строили страну, прекрасно рассказано у Булгакова в «Собачьем сердце». На общем фоне профессиональных революционеров выделялись разве что Ленин с его дворянским происхождением и Троцкий, из семьи еврейских землевладельцев.

К слову, о евреях. Вопрос неудобный, но важный. Почему именно они массово устремились в революцию? И заняли множество руководящих постов?

В результате ущемления в правах представители этого народа в тот момент представляли собой наиболее отсталую в материальном плане, бедную часть населения страны. Но за всю историю гонений выработали удивительную способность к самоорганизации. И явно желали добиться лучшей жизни. Не удивительно, что в еврейской национал-рабочей партии «Бунд», которую очень не любил Ленин, было 30 тысяч членов, в то время как у большевиков – втрое меньше.

Учебники об этой истории умалчивают. Как и о многом другом. Преподносят все так, мол, Владимир Ильич организовал партию рабочего класса. На самом деле изначально создали ее девять эмигрантов. И к октябрю 1917-го она по сути представляла собой маленькую террористическую организацию. А перед первой русской революцией слилась с «Бундом», фактически став его филиалом. Вот почему в России появилась массовая партия, провозгласившая интернационализм, остутствие родины, борьбу с русским шовинизмом.

Как большевикам удалось удержать власть?

Конечно, им нужно было победить в гражданской войне. И они это сделали. Дальше требовалось зачистить страну от людей мыслящих, которые могли оказать сопротивление. Интеллигенция и без того массово эмигрировала. А большевики помогали: снаряжали целые пароходы для высылки ярчайших ее представителей. Цвета нации. Кто не уехал, попадал под пресс. Как расстрелянные в Крыму остатки белых.

Такая зачистка привела к тому, что одичание усилилось. Более того, советская власть решила одолеть последний оплот старого мира. Уничтожить церковь. Чтобы никто не препятствовал ее воле. Не мешал делать нового человека, который шагнет в светлое коммунистическое завтра.

А для его создания необходимо было расчистить место. Люди, «испорченные» культурой и буржуазным образованием не подходили. Требовалось вылепить такого человека с нуля. Причем отнять у всех собственность. Полностью разрушить привычный уклад.

Как этого добиться? Путем образования и воспитания? Та же церковь и за тысячу лет не особо преуспела с такими методами. Советской власти результат требовался здесь и сейчас. А для этого нужно было запугать людей настолько, чтобы они согласились с неестественным порядком.

Рассматривая в Музее политической истории России обыкновенную тетрадку с планом по расстрелам, я никак не мог понять, как такое возможно. По разнарядке на 1937 год в ходе репрессий требовалось уничтожить несколько сот тысяч человек. Просто в голове не укладывалось: какие-то люди сели, от руки расписали цифры напротив каждого региона страны – столько убить, столько посадить в лагеря – и хладнокровно запустили гигантский смертельный маховик. Люди ли они вообще?

Уничтожали даже не за преступления, а за мысли; если думаешь не так, как тебе приказано.

Где мы встречали подобное?

На этот вопрос я ответил себе, листая историю инквизиции. Тогда было так же. Кто-то пишет на человека донос – его начинают пытать. Что остается? Оговорить себя: «Думаю по-другому». Значит, еретик. На костер!

Наши в борьбе с инакомыслящими пошли еще дальше: ты враг, если не только уже подумал, но хотя бы способен думать иначе. И уничтожали по сословиям. Смотрит тройка: дворянин, сын священника или бывший купец – значит, может иметь мысли, отличные от пролетарских. В расход!

Помимо выработки тотального страха одних настраивали против других. Допустим, как отобрать у крестьян только что полученную землю? Сказать: «Вы, бедные, – хорошие. А кулаки – плохие. Отберите у них имущество – и будет вам счастье».

И это породило новую волну деградации. В итоге даже деревня перестала быть оплотом нравственности, каким считал ее все тот же Толстой.

Не хочу жонглировать цифрами. Для иллюстрации достаточно процитировать слова Макара Нагульного из «Поднятой целины» Шолохова: «Да я… тысячи станови зараз дедов, детишков, баб… да скажи мне, что надо их в распыл… Для революции надо… Я их из пулемета… всех порежу!» Вот вам  образец революционного отношения к человеку. Сюда же можно добавить стремление уничтожить семью. Обобществить женщин. И многое другое.

И вот после того как в ходе репрессий была истреблена и царская, и революционная элита, началось создание новой, советской. Открылись сотни вузов, появилось всеобщее образование…

Кто еще пытался создать нового человека?

Это был очень амбициозный проект. Однако не единственный. Помимо России чуть позже такую попытку предприняла Германия. Гитлер, создавший национал-социалистическую немецкую рабочую партию, считал себя социалистом в большей степени, чем нацистом. Но он хотел построить социализм для своего народа – за счет остальных. А наши деятели – для всего мира. Россию же использовать в качестве топлива для костра мировой революции. (Хотя те же немецкие пролетарии вскоре показали, кто кому брат).

Как бы то ни было, последователи фюрера принялись ковать своего человека – арийского, а мы своего – коммунистического. Естественно, два этих проекта вскоре столкнулись на поле битвы.

Существовал и третий вариант создания нового человека – мировое масонство с его стремлением переделать людей по своим духовным заветам. Но это тема отдельная.

А два основных проекта стартовали в начале прошлого века. И вот мы, сидя уже в  XXI  столетии, рассуждаем о них с сегодняшних позиций. Когда жизнь более-менее благополучная, и 75 лет не было большой войны. Даже мыслим уже по-другому. Не понимая, что в тот период в мире все правители были одинаковы.

Сталина мы считаем кровожадным. Гитлера – вне всяких сомнений. А венгерский Хорти, итальянский Муссолини, испанский Франко или румынский Антонеску чем-то лучше? А продвинутые лидеры Запада, устроившие огненный смерч в мирном Дрездене (о Хиросиме с Нагасаки уже не говорю)? Или их ярчайший представитель Черчилль? Не успели мы закончить войну, этот «образцовый» руководитель уже разрабатывал план «Немыслимое», предполагавший объединение с немцами для атаки на Советский Союз.

Порядочности и нравственности не было ни у кого. Поэтому считаю, что таких людей, как Сталин, нужно сегодня судить не по меркам нынешнего времени, а в историческом ракурсе.

Чем он хуже других правителей?

Например, Чингисхану сегодня не предъявляют претензий за то, что вырезал целые города, в том числе русские. Он строил империю. И в Монголии ему ставят памятники.

Или китайцы не поднимают вопрос о Мао: сколько людей погубил в годы культурной революции или ошибок совершил во время войны с Японией. Они прагматично посчитали: от его действий получились условные 70% пользы и 30% – вреда. Нормально.

Нам же подавай самую высокую планку. И если советские руководители до нее не дотянули – уже чудовища. Ничего положительного.

Хотя, к примеру, Петра I, у которого по пушкинскому выражению многие указы «писаны кнутом», никто особо не проклинает. Не вспоминает историю, как его первая жена Лопухина уже после ссылки в суздальский монастырь полюбила майора Глебова. И император велел посадить несчастного на кол. А бывшую супругу заставил смотреть, как он 14 часов умирал. Стоявший рядом солдат следил, чтобы та не отводила глаз.

Или когда вторая жена Екатерина спелась с братом его любовницы Анны Монс, Петр приказал отрубить ему голову, заспиртовать и поставить ей в спальню: любуйся! А казненные стрельцы всю зиму висели под окнами сестры Софьи.

Но мы чудовищем его не считаем. И не мерим сталинскими мерками. Он «Россию поднял на дыбы». Прорубил окно в Европу. Хотя перед ним тоже стояла задача модернизировать страну. И решал он ее похожими методами. Сто тысяч погибших при строительстве Петербурга – пример хрестоматийный.

Здесь я вовсе не призываю отказаться от критических оценок. Но надо разобраться. Да, это были такие люди. Для них не существовало нравственности. Хорошо все, что помогает революции. И по локти в крови замазаны не отдельные личности, а большинство руководителей. Так что давайте смотреть по результатам.

К чему привел советский проект?

После смерти Сталина произошла простая вещь – деградация руководящего состава. Фанатика создания нового человека сменили не пламенные коммунисты, а временщики, которые любили жизнь и особым рвением не отличались.   

Умер Иосиф Виссарионович – Хрущев прикончил Берию и избавился от Маленкова, отправив работать в Казахстан. Затем серая лошадка Леонид Ильич сместил Никиту Сергеевича. И правил до гробовой доски. Потом были Андропов, Черненко. За ними Горбачев, Ельцин.

Цивилизационный проект по созданию советского человека тем временем нуждался в новых лидерах. И казалось бы, окончательно заглох.

Но все же была одна вещь, предрешившая и само существование России, и ее дальнейшее духовное развитие. Именно ее мы должны поставить в заслугу Сталину и Берии. Создание атомной бомбы.

В 1940-е по мере накопления ядерного боезапаса менялись и планы американцев: сколько людей нужно убить в Советском Союзе. Сначала наметили 20 городов. Потом – уже 200. Всё мечтали, как нас сжечь. Думали, свою бомбу мы сделаем не раньше 1955-го. А Лаврентий Палыч их обманул – и испытал ее уже в 1949-м. Обрушил планы.

Да, Сталин и его окружение не смогли передать проект дальше. Но созданием атомного оружия они обеспечили прогресс. Подарили нашему народу 75 лет мирного существования. Возможность оставаться живыми и искать дальнейшие пути духовного роста. Когда не нужно было вгрызаться в глотку врагам в смертельной борьбе.

Какой урок из этого можно извлечь?

История не делается в белых перчатках. Провидение реализует свои намерения не только через героев, которых мы считаем хорошими, – вроде Александра Невского или протопопа Аввакума. Оно действует через любых людей, способных выполнить нужную задачу. Хотя сегодня мы бы, может, и руки им не подали.

Сталин или Берия не были чистоплюями. Но смогли сохранить наш народ. И уже с 1950-х пошли новые ростки духовности. Власть тоже стала думать о нравственных нормах. В хрущевские времена перелицевали религиозные требования и составили Моральный кодекс строителя коммунизма. Сделали лозунгами понятные вещи: «Человек человеку – друг, товарищ и брат»; «Кто не работает, тот не ест». Ценностями объявили труд на благо общества, простоту и скромность, коллективизм, взаимное уважение…

Когда ужас войны отодвинулся на второй план, уже не требовалось выкашивать инакомыслящих, чтобы сплотить нацию. Как закономерное явление возникли диссиденты. Оживилась общественная дискуссия.

После лихих девяностых мы продолжаем выходить из дикого состояния. Все большие масштабы набирает благотворительность. Наконец-то, всерьез заговорили о сохранении природы (им озаботились даже олигархи, раньше стремившиеся только набить брюхо и карманы). Сегодня мы видим массовое волонтерское движение. Продолжается подъем Православия.

В новой обстановке рождаются новые люди. Они по-другому смотрят на мир. Более свободны. И могут выбирать, как им жить, во что верить. Половина школьников идут за высшим образованием: у них есть возможность его получить. У молодежи уже нет ужаса перед государством, которое может превратить тебя в лагерную пыль.

Да и само оно внедряет гуманные программы: заботы об инвалидах, матерях, малоимущих. Недавно я и вовсе чуть не упал со стула: на одной из встреч первый зам главы администрации президента Сергей Кириенко заявил, что задача государства – помочь каждому человеку реализоваться. То есть пройти свой путь духовного развития. Фактически он выразил мою мысль, которую не устаю повторять в статьях и на встречах с читателями.

За что еще стоит сказать спасибо Сталину?

Я назвал бы его великим учителем русского народа. Он дал нам жестокий урок. Как писатель вижу общие недостатки, которые формируют нашу коллективную карму. Во-первых, мы слишком доверчивы. Во-вторых, наивны. Вспомним историю с Горбачевым, поверившим западным руководителям, что они не будут расширять НАТО. Или с Януковичем, который под их гарантии сдал власть. Вот уж действительно, простота хуже воровства.

А еще мы незлобивы. Незлопамятны. При этом в течение века умудрились устроить три революции и дважды разрушить собственное государство: в 1917-м и 1991-м. Чтобы потом плакать на обломках. Нормальный народ так сделает?

Кроме того, мы недружные. Все остальные в трудных условиях кучкуются и поддерживают друг друга. И только русские выживают поодиночке.  

Сталин же, как всякий тиран, возбуждающий в людях нужные чувства и играющий на их слабостях, дал нам мощную прививку. Показал, к чему приводит тяга к сильной руке, авторитаризму и слепая вера в доброго царя-батюшку. Чем чревата излишняя доброта и терпеливость. Эта прививка действует и сегодня.  

Может быть, благодаря полученному опыту мы также поймем: человек огромен – в нем есть все. Но сегодня нужно опираться не на зависть, ненависть или страх, а на душевное благородство и талант.

Цивилизационный проект не был доведен до конца. Однако духовная эволюция продолжается. И этим мы обязаны во многом тем, кто не заслужил монументов в граните, но остался в памяти народов.


Источник: moe-online.ru


Оцените новость

Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...

Вам будет интересно

- Более 15 лет я работал над этой программой, выходившей на воронежском ТВ и на портале moe-online.ru, - говорит писатель. - Мы рассмотрели множество проблем ...
126
Программа «Воронежские бабушки Стоунхенджа», посвящённая государственному археологическому музею-заповеднику «Костёнки», расположенному в Хохольском районе ...
216
В нынешнем году исполняется ровно тридцать лет со дня смерти Советского Союза и рождения новой России. Хороший повод проанализировать и осмыслить этот ...
101
Однако саму практику единовременных выплат бывшим чиновникам и выплачиваемых из областного бюджета надбавок к их пенсиям губернатор критике подвергать не стал
395