+7 999 999 99 99

Слепила из того, что было. Как воронежская пенсионерка делает фигурки из глины

Слепила из того, что было. Как воронежская пенсионерка делает фигурки из глины

Каждую осень пенсионеры Шулекины из села Хрещатое Калачеевского района берут лопаты, ведра, мешки и отправляются на прогулки по окрестностям своей малой родины. Чаще – на мокике, реже – на велосипедах, иногда – пешком. Маршрут хорошо известен 59-летней Тамаре и 67-летнему Павлу. На их условную «карту» нанесено примерно 5−6 мест, куда супруг приглашает прогуляться свою жену. Правда, Шулекины почему-то все больше тяготеют к оврагам и балкам, по склонам которых проходят пласты глины. Примерно с октября по март начинается сезон творчества Тамары, которая вот уже четыре года вместе с мужем создает самобытные глиняные игрушки – «под дымковские», как выражается сам Павел, художник-оформитель по образованию.

 

 

 

Лучшее лекарство

Семейный стаж Тамары и Павла невелик – всего семь лет. Павел родом из этих мест, долгие годы прожил в Липецке, разошелся с бывшей женой в 2006-м и вернулся на родину. У него трое взрослых детей, как и у Тамары, овдовевшей девять лет тому назад.

 

 

– Я работала в родном колхозе дояркой, телятницей, поваром, потом – в нашем сельском магазине продавцом, – рассказывает хозяйка. –  Как и многие мои соседки иногда под настроение вышивала, делала цветы из бумаги. В общем, все довольно обычно. А в 2017 году мне пришлось делать операцию на ногах и несколько месяцев ходить на костылях. А руки-то свободные были. Вот тогда Павел и начал заготавливать глину и привозить ее домой.

 

 

– В 90-х годах мы в Липецке создали кооператив, начали лепить из глины что-то похожее на дымковскую игрушку, набрали человек десять, некоторых я сам обучал этому ремеслу, – рассказывает он. – Потом возили все это в Москву на продажу, улетало все за милую душу. Но потом начались дрязги, часто сопровождающие жизнь любого творческого коллектива, кто-то отделился и ушел работать сам, кто-то вообще бросил все это дело, которым мы занимались примерно 6−7 лет. А про глину я вспомнил, когда Тамара после операции долго не могла ходить – такой ей придумал способ реабилитации.

 

 

 

Супруги Шулекины показали журналистам одно из своих глиняных «месторождений» – дальнюю окраину села. Дорога туда идет мимо полуразрушенных колхозных ферм и мастерских, небольшого пруда, где Тамара и Павел иногда рыбачат.

 

 

 

– Пришли, – пробормотал Павел, спускаясь по склону неглубокой отводной канавы. - Сейчас посмотрим, что тут у нас...

Глина глине рознь. По оценке Павла, который имел с ней дело еще в той, далекой жизни, в окрестностях Липецка, например, глина есть и белая, и розовая, и черная. И в тех местах она помягче, чем здесь – на родных косогорах.

 

 

– Каждый комок глины, которую копаем, обязательно разминаем руками, выбрасываем все твердые части, – поясняет Тамара. – На ощупь она тоже вся разная: есть сухая, которая рассыпается в горсти, – для работы с ней надо много воды, есть жирная – после нее на ладонях остается что-то типа масляного следа. В общем-то работать можно почти с каждой, но с какой-то бывает проще, с какой-то сложнее.

 

 

Главное – обжечься!

Своего супруга Тамара в шутку называет «подсобным рабочим». Все потому, что он сам не лепит игрушки, но отбирает лучшую глину для них и помогает жене советами бывалого мастера.

Обычно для работы на зиму Шулекины заготавливают порядка 200−250 килограммов глины в мешках, которые стоят в гараже. Производство тут практически безотходное, все идет в дело. Кроме того, для раскрашивания уже готовых работ уходит порядка десяти тюбиков клея ПВА и несколько наборов гуаши (она размешивается с клеем).

 

 

– Вот это моя самая первая работа, – Тамара показывает яркую расписную куклу. – Называется «Барышня с цветами». –  У меня много именно барышень, есть птицы – в основном лебеди и куры, и коники. Всего с 2017 года я слепила около 60 игрушек. Вернее, мы с Павлом слепили.

 

 

 

 

– Если бы Тамара тогда в 90-х работала в нашем липецком кооперативе, она бы там точно звездой была! Человек впервые начал с глиной работать, а кажется, будто всю жизнь с ней дело имел. Конечно, это не дымковская игрушка в чистом виде, там цветовая гамма строго регламентирована, а жена раскрашивает их по-разному. Но работы очень приличного качества, такие не стыдно показывать где угодно. Я никогда не лезу с советами, если сама спросит, могу что-то подсказать, а так – ни-ни. Тут самое ценное то, что у жены на это взгляд незамутненный, как у ребенка, – лукаво улыбается Павел.

 

 

Создание игрушки – процесс не быстрый. Допустим, слепила Тамара фигуру очередной барышни. Параллельно надо бы еще работ 5−6 сделать, чтобы в духовку обычной газовой плиты, которую не разогреешь выше 240−250 градусов, поставить обжигаться несколько работ. Ведь для обжига таких игрушек нужна муфельная печь, дающая температуру 800−900 градусов.

 

 

Вот и считайте! Слепила Тамара игрушки, они должны сохнуть 5−7 дней дома на столе, потом – в духовку на 5−7 часов. Затем надо проверить, готовы ли, – постучать легонько пальцем: если звук относительно звонок – готово, если глуховат – обратно на обжиг. Затем нужно дать остыть, а через несколько дней загрунтовать акриловыми белилами. Только после этого через несколько дней начинается роспись работ смесью из гуаши и клея ПВА. На рождение одной игрушки у Тамары в среднем уходит 20−25 дней.

 

 

 

После всех процедур работы Тамары попадают на заседание домашнего «худсовета», который иногда проводит ее супруг. Это не разбор достоинств и недостатков, а просто советы бывалого мастера, к которым хозяйка старается прислушиваться.

 

Глина вам в помощь!

Некоторые работы снятся Тамаре по ночам, например, лебеди, которых она позже ваяет из глины. Как-то под утро приснился ей особый, еще не опробованный способ изгиба лебединого крыла. Позже она перенесла его на одну из своих работ.

 

 

 

С этой самой глиной под настроение иногда работают и внучата мастерицы, которые часто приезжают проведать бабушку. Вот ждут своего часа обжига несколько глиняных зверюшек, слепленных детскими ручонками.

– Работа с глиной для меня – лучшее лекарство. После того как я начала лепить, все мои хвори прошли: и давление теперь в норме, и тонус отменный! А главное, что Павел сам подтолкнул меня к этому, а теперь – как бы в стороне, – шутит Тамара. – Конечно, всякое бывает, случается слеплю работу, не понравится она мне, разомну ее руками в блин и начинаю лепить заново. А уж роспись готовых работ – вообще самое любимое мое занятие! Может быть, и хорошо, что у меня никакого образования нет, тут больше сердце, а не голову подключать приходится. Потому все мои барышни имеют несколько наивное выражение лица...

 

 

 

– Работы Тамары много раз выставлялись у нас в КДЦ (культурно-досуговом центре), ездили они и в Калач, были представлены на областных конкурсах народного творчества, – рассказала руководитель Хрещатовского культурно-досугового центра Раиса Ступникова. - Интересно то, что в наших краях каких-то особых гончарных традиций никогда не было, и вот Тамара, выйдя на пенсию, неожиданно для всех нас занялась таким необычным делом.

 

 

 

– Эти работы не стыдно показывать на любой областной выставке, представлять на любом конкурсе, – добавила руководитель одного из кружков местного КДЦ Вера Костюченко. – Я знаю, например, что несколько работ Тамары сейчас находятся у ее родственников на Кубани и на Украине.

 

 


Источник: riavrn.ru



22:30
967
Нет комментариев. Ваш будет первым!