«Не признаю плохих концов, обязательно должен быть хеппи-энд». О чём рассказывала писательница Екатерина Вильмонт в Воронеже



18:50
384
«Не признаю плохих концов, обязательно должен быть хеппи-энд». О чём рассказывала писательница Екатерина Вильмонт в Воронеже

В Москве на 76-м году жизни умерла российская писательница и переводчица, автор детективов и женских романов Екатерина Вильмонт. Это случилось в ночь на понедельник, 17 мая. Почти четыре года назад, в сентябре 2017-го, Екатерина Вильмонт приезжала в Воронеж с презентацией книги «Вафли по-шпионски». Тогда же писательница дала интервью телеканалу «TV Губерния». В память об Екатерине Вильмонт публикуем выдержки из этой беседы.

— Как вы начали писать?

— В 90-е моя профессия просто умерла, и мне один приятель сказал: «Что ты сидишь? Сейчас все пишут!» Я говорю: «Я не умею», а друг мне сказал: «Ну, попробуй». Подумала, что же в моей жизни было такого интересного, чтобы написать книгу? Поняла, что это моё первое путешествие в Израиль и неудачный роман, который как бы застрял во мне занозой. Вот я это всё объединила и написала свою первую книгу под названием «Путешествие оптимистки, или Все бабы дуры». С этого началось, а потом я стала писать детские детективы.

— Сегодня вас называют не только известным и признанным писателем, но и чуть ли не психотерапевтом, специалистом по взаимоотношениям между мужчиной и женщиной. Некоторые психологи называют ваши романы «вильмонтотерапией». Может, стоить открыть консультацию?

— Не стоит. Каждый должен заниматься своим делом. Я точно знаю, что занимаюсь своим делом, и это огромное счастье. Могу сказать, что в своей писательской жизни счастлива, потому что делаю то, что люблю.

— Вернусь всё-таки к вашей психотерапии, или «вильмонтотерапии». Считаете ли вы себя сведущим в этом человеком?

— У меня так получается. Психологического образования у меня нет. Я оптимистка, и видимо моим оптимизмом мне удаётся заряжать и моих читателей. Вот собственно и всё. Ничего такого. Единственно, чего я не признаю — это плохие концы. Обязательно всегда должен быть хеппи-энд, это, понимаете, закон жанра. Нельзя разочаровывать людей. Они обращаются к моим книгам, как к лекарству, правда. Мне однажды в прямой эфир на радио позвонила женщина и сказала, что обязана мне жизнью. У неё умер муж, она не хотела жить, но ей попалась случайно моя книга, и она поняла, что жить стоит. Ради этого стоит работать.

— Ставите себе какие-то цели?

— Цели я себе никакие не ставлю. Если человек берёт на себя какую-то миссию, то он кончается как писатель. Это мы ещё по Льву Николаевичу знаем. Нет у меня какой-то миссии, но так получается.

— Ваше творчество берёт свои корни из какого-то личного опыта или это по большей части выдуманные истории?

— На 80% это выдуманные истории. Какие-то мелочи, какие-то события, подсмотренные в жизни. В целом сюжет — это всегда выдумка. В каждой героине есть какие-то мои черты, принципы. Не может моя героиня сделать какие-то вещи. Так же, как и я не могу.

— Наверно, в ваших литературных мужчинах есть те черты, которые вы бы хотели в них видеть? Но при этом вы называете мужчин слабым полом, почему?

— Потому что я так вижу.

— Некоторые это связывают с феминизмом.

— Я ни в коем разе не феминистка, я это не признаю вообще. Это, к сожалению, констатация факта. Просто я вижу вокруг очень мало мужчин, о которых можно сказать: «Мужчины с большой буквы». Меня иногда спрашивают: «А где таких мужчин берут, как у вас книжках?» Я говорю: «Вот только у меня в книжках и берут» (смеётся).

— Существуют ли реальные прототипы ваших героев?

— Бывают. Не те, кого я увидела где-то на улице, а в основном по телевизору. Вот героя своей последней книги «Вафли по-шпионски» я увидела по телевизору.

— В одном из интервью вы признались, что любите путешествовать. Какие места из вами посещённых отложили какой-то особый отпечаток: на вас, на вашем творчестве?

— Я не коллекционирую страны по количеству. Мне это не нужно. Я люблю возвращаться туда, где мне понравилось. Я обожаю Мюнхен, была там четыре раза. Три раза была в Тунисе. Только в две страны мне не захотелось возвращаться: Турцию и Америку. Мне было скучно в Турции, а Америка меня как-то плохо встретила. Чаще всего я бываю в Израиле, могу и два раза в год.

— Есть ли у вас какие-то секреты или ритуалы работы? Что обязательно должно быть?

— Это обязательно должно быть утро. Во второй половине дня я не работаю. Хорошо бы, чтобы было солнце. Каких-то особых ритуалов нет. В кафе, с чашкой кофе — это не ко мне. Я работаю дома на пишущей машинке. Не люблю компьютер и всё, что с ним связано. Я боюсь, что то, что я написала, он сожрёт. На пишущей машинке — это привычка на всю жизнь. Я же была литературным переводчиком. То же самое делала, только переводила — и писала на пишущей машинке.

Полную версию программы телеканала TV Губерния «Звёздное интервью» с Екатериной Вильмонт смотрите ниже


Источник: tv-gubernia.ru


Оцените новость

Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...

Вам будет интересно

22-летний житель Борисоглебска, который напал на фельдшера скорой помощи, ответил в суде за свои действия. В итоге суд признал его виновным и назначил ...
435
Должника по алиментам привлекли к административной ответственности в виде 20 часов обязательных работ. Несмотря на то, что мужчина погасил задолженность ...
323
В Воронежской области только 40% перевозчиков получили лицензии на осуществление своей деятельности. В целом в России процедуру прошли только 10% компаний. ...
344
Авиаперевозчик «Руслайн» запустит рейсы из Воронежа в Екатеринбург и Анапу, сообщили в группе городского аэропорта в соцсети во вторник, 30 апреля. Полеты ...
363